СТРАТЕГИЯ ШОС ПО ФОРМИРОВАНИЮ И УКРЕПЛЕНИЮ СТАБИЛЬНОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

76

Салимов Ф. Н. – к.и.н., доцент, заведующий кафедрой дипломатии

и внешней политики Республики Таджикистан ТНУ

Абдуллозода Р. А.ассистент кафедры менеджмента и маркетинга ТНУ

Шанхайская организация сотрудничества является одним из крупнейших международных организаций, действующих в Евразии, охватывающем 8 государств и с каждым годом усиливающими свою роль и влияние как на региональном, так и на глобальном уровне. В настоящее время в результате институционального и политико-экономического развития, вес ШОС посредством участия в деятельности ООН, взаимодействия с такими структурами, как «Группа двадцати», НАТО, АСЕАН, БРИКС и др. в мировых делах значительно усилился.

Осенью 2021 года в Душанбе, в рамках председательства Республики Таджикистан в ШОС, в Душанбе будет проведен юбилейный 20-ый саммит организации. Символичность данного мероприятия выражается в том, что именно на Душанбинском саммите «Шанхайской пятёрки» в 2000 году, впервые было озвучена идея создания региональной организации.

За прошедшие 20 лет с момента образования ШОС, она стала не только важным институтом региональной архитектуры безопасности, но и фактором и инструментом обеспечения региональной стабильности в Центральной Азии.

Наряду с 8 участниками, государствами-наблюдателями выступают Афганистан, Белоруссия, Иран, Монголия (страны, подавшие заявку на участие в качестве наблюдателя – Бангладеш, Сирия, Египет, Израиль, Саудовская Аравия, Мальдивы, Украина, Ирак, Вьетнам, Бахрейн, Катар), партнеры по диалогу – Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция, Шри-Ланка).

Доказательством, вышесказанного выступают официальные заявления, итоговые документы встреч руководителей государства, правительств, профильных министерств, нормативно-правовых актов принимающихся по итогам встреч, а также широкий перечень мер, направленных на купирование, предотвращение и разрешение угроз, вызовов и рисков региональной дестабилизации, в контексте происходящих изменений как региональной, так и глобальной конфигурации безопасности и стратегической стабильности. Немаловажным фактором выступает расширившийся круг вопросов, находящихся в повестке дня организации. Здесь также следует упомянуть, действия, и комплекс мер государств участников в решении проблем, связанных с пандемией КОВИД-19, в рамках действующих механизмов ШОС.

Другим заметным фактором выступает динамика событий, происходящих в соседнем Афганистане и его влияние на региональную стабильность в Центральной Азии. Отсюда и придание особого значения противодействию террористическим организациям как в контексте Афганистана, так и в связи с распространением различных экстремистских идеологий, и радикальных движения (ИГИЛ) в государствах региона.

Эти и другие вопросы требуют концептуального исследования в контексте формирования и укрепления стабильности в Центральной Азии, существующих концепций ШОС в данном направлении.

ШОС и стабильность в Центральной Азии

Региональная стабильность и безопасность, являются одним из важнейших вопросов формирования и функционирования центрально-азиатской подсистемы международных отношений.

Новое время изменило понятие безопасности, которое раньше воспринималось лишь с военной точки зрения — как возможность развязать новую мировую войну с применением обычного оружия и оружия массового поражения. Такие трансграничные явления, как международный терроризм, религиозный экстремизм, сепаратизм и национализм, незаконный оборот наркотиков и оружия, деградация окружающей среды, неорганизованная миграция и вынужденное переселение, девальвировали обычные представления о государстве, его безопасности, национальных интересах, угрожают региональной безопасности и стабильности. Этих потенциальных угроз ни одно государство в мире не в состоянии локализовать собственными усилиями.

Категория “стабильность” в мире повседневности и социальных науках оказывается вариативной: в разных ситуациях она наполняется порой противоположными смыслами. Особенно проблема обостряется в современном мире, когда на теме «стабильности» (stability) и «устойчивости» (resilience) замыкается содержание речей политиков, дипломатов, экономистов, военных, аналитиков и ученых. Они зачастую смешивают обыденное представление о стабильности и научное, желаемое и реальное. В итоге-путаница, непонимание. Говоря о «стабильности», один подразумевает постоянство, другой-сбалансированность, третий-порядок.

Действительно, термину “стабильность” трудно дать четкую дефиницию, поскольку он многозначен. Некоторые ученые предлагают рассматривать стабильность в привязке, например, «стабильность-нестабильность», «стабильность-изменение».

Стабильность может: во-первых, смыкаться с идеей гармонии, равновесия, порядка, во-вторых, резко противостоять хаосу, беспорядку, конфликтности, в-третьих, исключать изменение как одну из частей процесса стабилизации. В итоге, стабильность представляется как некая консервация, сохранение и исключает всякие изменения и отклонения от нормы. Нередко стабильность трактуется очень широко, например, как «способность системы функционировать и развиваться». Встречается и отождествление стабильности с «системностью, целостностью системы». Иногда под стабильностью понимается «неизменность состояния общества», либо способность системы сохранять качественную определенность. [анализ понятия “стабильность» см.: 15]

Надо заметить, что на уровне регионов и субрегионов большинство приведенных расшифровок понятие не сработает, так как даже незначительное конфликтное состояние может стать причиной нестабильности на региональном уровне, а региональная нестабильность ввиду взаимозависимости международно-политических режимов, может привести к глобальной нестабильности. Что можно видеть на влиянии различных конфликтов на региональную и глобальную стабильность. [15, -С.4.]

При анализе региональных отношений чаще стабильность понимается как безопасность, но мы должны понять, что понятию безопасности свойственны иногда совсем другие значения, нежели должно подразумеваться под стабильностью. Но, с другой стороны, как правильно отмечает А.Богатуров «смысл безопасности в обеспечении стабильности». [Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом Океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после Второй Мировой Войны (1945-1995)/ А.Д. Богатуров.- М., 1997. –С.36]

Чтобы, конкретно рассмотреть предмет и объект нашего исследования в нашем докладе под стабильностью мы будем подразумевать совокупность стабильных, взаимозависимых частей, стремящихся к спонтанному поддержанию равновесия и порядка. Надо заметить, что важен также контекст, в котором употребляется сам термин.

Несмотря на широкое употребление данного термина, почти во всех документах и материалах, относящихся к ШОС, четкого определения в нормативно-правовых актах, регламентирующих и определяющих цели и задачи организации не существует. Контент-анализ этих документов позволяет утверждать, что для членов ШОС «стабильность» — это «безопасность, развитие и предсказуемость», которые подразумевают:

  1. Сохранение суверенитета государств Центральной Азии;
  2. Обладание потенциалом, механизмами и инструментами противостояния нетрадиционным угрозам и вызовам.
  3. Координация борьбы с трансграничной преступностью.
  4. Сохранение светских режимов в государствах Центральной Азии.
  5. Создание новой системы региональных отношений, способствующих мирному развитию государств.
  6. Предсказуемость политической ситуации в регионе.
  7.  Становление ИРА в качестве мирного и стабильного государства.

И конечно, совместные усилия по созданию благоприятных условий для интенсификации торгово-экономической и инвестиционной деятельности, развитию высокотехнологичных отраслей экономики, модернизации различных отраслей промышленности, реализации проектов развития транспортно-логистической, информационно-коммуникационной и иной инфраструктуры, повышению экономической конкурентоспособности государств-членов, уровня и качества жизни населения на пространстве ШОС [Душанбинская Декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (12 сентября 2014 г). [электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/4750 ((дата обращения: 21.06.21].

Приобретение нового геополитического качества Центральной Азин после начала антитеррористической операции в Афганистане, стало важным фактором привлечения внимания великих держав к нашему субрегиону. Новизна ситуации заключается в освобождении государств региона от пассивной роли объектов воздействия со стороны крупных держав. За годы независимости государства региона прошли долгий путь формирования рациональной внешней политики, в ходе которого государства региона прошли трудный путь от «вассального» к «условно-партнерскому» типу сотрудничества с акторами мировой и региональной политики.

Как известно, к первому тяготеют страны, именуемые саттелитами, к последнему — нейтральные и неприсоединившиеся государства, которые демонстрируют многообразные формы внешней политики от неприсоединения до гораздо более сдержанной и гибкой «многовекторности».

Страны региона руководствуясь осторожностью или представлениями о достойном поведении, избегают перегибов в своих отношениях с великими державами. На протяжении предыдущего периода в специфичных условиях, в которых они развивались и которые выражались в «рыхлой международной среде», в течение которого Россия, Китай и США не имели возможности и желания жестко привязать местные страны к своей военно-политической стратегии, они сумели выработать специфическую политику, получившею название «отложенного нейтралитета» [Международные отношения в Центральной Азии : события и документы: учеб, пособие для студентов ВУЗов/ А.Д.Богатуров, А.С.Дундич, О.Н.Тимофеев и др.: отв.ред. А Д.Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2011.-С.25-27], который выражается в дистанциировании от великих держав, но и не отдалении от них на критическом расстоянии.

Дистанцируясь от России, они избежали соблазна провозгласить себя «частью Запада». Но в то же время ограничив влияние России, они не допустили деградации отношений с ней. В тоже самое время Китай стал активным игроком в регионе, оказывающем влияние на все аспекты стабильности в регионе.

Наряду с государственными акторами, субъектами региональной архитектуры безопасности в регионе стали международные организации интеграционного (экономического), военно-политического характера, среди которых ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, которые играют немаловажное значение в формировании и укреплении региональной стабильности.

Определяя особенности и специфику интересов мировых акторов, а также их политику в отношении региона в целом, и отдельных его стран ы частности, можно сделать вывод, что присутствие внешних акторов в регионе приводит к:

Во-первых, усилению противоречий между странами региона, которые в качестве своих стратегических партнеров выбирают различные центры, и полюсы (наглядным примером может служить усилия Кыргызстана, например, по сближению с Турцией, которое расценивается многими аналитиками, как угроза присутствие РФ и КНР и как следствие фактор дестабилизации).

Во-вторых, увеличение военного присутствия одной сверхдержавы вызывает ответную реакцию другого гиганта, делая ситуацию в области безопасности, шаткой.

В-третьих, Центральная Азия – это динамично развивающаяся часть постсоветского пространства, но народы Центральной Азии разделены государственными границами и имеют ассиметричные внешнеполитические приоритеты, манипуляция которыми может привести к дестабилизации.

Надо отметить, что проблемы обеспечения стабильности в Центральной Азии сегодня представляют комплекс проблем прежде всего связанных:

  • с ухудшением экономической ситуации в регионе;
  • с коррупцией, казнокрадством и преступностью, буквально пронизывающими весь бюрократический аппарат;
  • нерешенностью водно-энергетических проблем в регионе, которые могут выливаться в межгосударственные конфликты;
  • консервированием территориальных проблем, связанных с демаркацией и делимитацией границ;
  • нерешенностью, и в последнее время даже усугублением межэтнических проблем;

            дестабилизацией ситуации в Афганистане, которая усилилась после принятия решения о выводе американских войск из этой страны, и планомерным захватом приграничных с государствами региона провинций со стороны движения Талибан [Афганистан: Талибы наступают, новый министр обороны и встреча Гани с Байденом. [электронныйресурс].URL:https://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/security/20210621/afganistan-talibi-sdelali-zayavlenie-novii-ministr-oboroni-i-vstrecha-gani-s-baidenom (дата обращения: 23.06.2021)].

  • военно-политическое проникновение нерегиональных акторов в регион.
  • проведением «цветных революций» (в том числе в форме госперепоротов) осуществляемых для смещения неугодных или не до конца лояльных политических режимов, которые недостаточно последовательно проводят свой политический курс по реализации интересов внешних акторов.

Следует понимать, что эти составляющие надолго и прочно закладывают фундамент долговременной нестабильности во всех странах Центральной Азии.

Обнищание людей и отсутствие возможности удовлетворять свои самые насущные потребности, вкупе с невозможностью влиять на принятие политических решений ведет к всеобщему недовольству и росту оппозиционных настроений среди населения. Свой вклад в социально-экономическую напряженность внесли и ограничения введенные в странах региона в связи с распространением COVID-19.

Решение вышеперечисленных проблем зависят прежде всего от взаимодействия государств региона между собой и вовлеченности региональных и глобальных акторов, в том числе международных организаций, особенно ШОС.

За двадцать лет своего существования ШОС институционализировалась в организацию, с достаточно эффективными механизмами и инструментами решения проблем в сфере региональной безопасности, интеграции и развития. Структура ШОС сегодня состоит из Совета глав государств, Совета глав правительств (премьер-министров), Совета министров иностранных дел, Совещания руководителей министерств и/или ведомств, Совета национальных координаторов, Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС, Секретариата ШОС, неправительственных структуры ШОС (Деловой совет ШОС и Межбанковское объединение ШОС). В рамках этих институтов осуществляется сотрудничество во всех сферах деятельности, включая торгово-экономическую, научно-техническую, культуру, образование, безопасность [Международные отношения в Центральной Азии : события и документы: учеб, пособие для студентов ВУЗов/ А.Д.Богатуров, А.С.Дундич, О.Н.Тимофеев и др.: отв.ред. А Д.Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2011.-С.25-27]. Таким образом ШОС обладает внушительным потенциалом для формирования и укрепления региональной стабильности в зоне своей ответственности.

Негативные факторы и региональная стабильность в Центральной Азии

Обеспечение региональной стабильности в Центральной Азии предполагает нейтрализацию или совместную деятельность направленных на ряд пробем в сфере региональной безопасности, имеющих высокий потенциал дестабилизации ситуации в регионе.

Проблема терроризма, экстремизма и сепаратизма. Начиная с 2000-х гг. страны участники ШОС начали активно работать над созданием системы сотрудничества правоохранительных органов и спецслужб государств-членов ШОС. 11 октября 2001 года в Бишкеке состоялась одна из первых встреч руководителей правоохранительных органов стран ШОС, в ходе которой были обсуждены:

  • общая ситуация в сфере безопасности в регионе;
  • перспективы координации деятельности правоохранительных органов и специальных служб государств ШОС в области региональной и международной безопасности;
  • вопросы координации стран ШОС в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом.
  • 15 июня 2001 года была утверждена Концепция сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, предусматривающая основные цели, задачи, принципы работы [Концепция сотрудничества государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 15 июня 2001. [электронный ресурс]. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?Rgn=8218 (дата обращения: 20.06.21)], которая стала основополагающим документом, определившим на перспективу основные направления и методы борьбы с новыми вызовами и угрозами.
  • Важным этапом развития деятельности в области обеспечения безопасности на территории стран ШОС стало подписание Соглашения между государствами-членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре (РАТС), которая стала важным межгосударственным институтом, вырабатывающим стратегические направления деятельности в области противодействия терроризму [Васильев Л.Е. Российско-китайское сотрудничество в борьбе против терроризма. // Китай в мировой и региональной политике. — 2014. — №19. — Том 19. — С.95.].
  • Тема борьбы с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком является ведущей на ежегодных саммитах ШОС, что находит свое отражение в документально-правовой базе организации, разработанной за последние десятилетия [Международные отношения в Центральной Азии : события и документы: учеб, пособие для студентов ВУЗов/ А.Д.Богатуров, А.С.Дундич, О.Н.Тимофеев и др.: отв.ред. А Д.Богатуров. М.: Аспект Пресс, 2011.-С.25-27].

Еще в 2004 году страны ШОС заключили Соглашение «О банке данных Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества». Открытая информация о деятельности РАТС ШОС размещена на страницах специализированного веб-сайта в сети Интернет (URL: http://ecrats.org/ru/), основная цель создания которого — осуществление пропагандистской деятельности в области борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

В 2009 году ШОС приняла 3 важных документа, направленных на борьбу с терроризмом:

  1. Декларацию специальной конференции по Афганистану под эгидой Шанхайской организации сотрудничества;
  2. План действий стран-членов ШОС и Исламской республики Афганистан по проблемам борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью;
  3. Заявление государств-членов Шанхайской организации сотрудничества и Исламской республики Афганистан по проблемам борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью [Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия между РАТС ШОС, АТЦ СНГ и Секретариатом ОДКБ.[электронныйресурс].URL:https://antiterror.odkbcsto.org/int_organizations/RATS%20SHOS-ATC%20SNG-CSTO/memorandum/ (дата обращения: 21.06.21)].

По результатам встречи в Уфе была одобрена Стратегия развития ШОС до 2025 года, которая «рельефно очертила общность подходов государств-членов к коренным вопросам современного миропорядка. В том числе к проблематике разоружения, урегулирования международных и региональных проблем, мирного использования космоса, информационной безопасности, формирования более справедливой международной финансовой структуры» [Конаровский М. ШОС – перед вызовами нового масштаба и качества / 01.04.2016. [электронный ресурс]. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7488#top-content(дата обращения: 21.06.21)].

В рамках юбилейного саммита ШОС, который проходил в 2016 году, была подписана Ташкентская декларация. В утвержденном документе подтверждается намерение стран-участников ШОС по укреплению политического и военного взаимодействия в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также в борьбе с террористами на данных территориях.

Важным инструментом в обеспечении региональной безопасности стали совместные антитеррористические учения, проводимые с 2006 года. По словам А. Смагулова (Чрезвычайного и Полномоченного Посла Республики Казахстан в Республике Таджикистан) проведение регулярных совместных антитеррористических учений необходимо для совершенствования форм и методов противодействия МТО.      

Наркотрафик. В настоящее время государства-члены Организации активно развивают направление сотрудничества с другими международными региональными организациями и всеми заинтересованными сторонами с целью создания широкой партнерской сети по противодействию наркоторговле в регионе. Афганистан с начала ХХI века, стал важнейшим поставщиком наркотического сырья и готовых наркотиков в глобальных масштабах. К сожалению, маршруты транспортировки пролегли в том числе через центрально-азиатские республики и Россию. Все это способствовало усложнению внутренней ситуации в этих странах, так как организованная преступность стала приобретать региональные масштабы, объединяясь в единое подпольное пространство. 27-го марта 2009 года была проведена Специальная конференция по Афганистану под эгидой Шанхайской организации сотрудничества в Москве, в ходе которого была принята Декларация, Заявление и План действий государств — членов ШОС и Исламской Республики Афганистан по проблемам борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью. [Декларация, Заявление и План действий государств — членов ШОС и Исламской Республики Афганистан по проблемам борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью.[электронныйресурс].URL:https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/afgan_dec.shtml (дата обращения: 21.06.21)]

В «Плане действий государств — членов Шанхайской организации сотрудничества и Исламской Республики Афганистан по проблемам борьбы с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков и организованной преступностью» подтверждается, что «Государства — члены ШОС примут меры с целью использования потенциала Центрально-азиатского регионального информационного координационного центра по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подключения государств-наблюдателей при Организации, а также Афганистана и Туркменистана к сотрудничеству на антинаркотическом направлении, в том числе в деле создания «поясов антинаркотической и финансовой безопасности». Особое внимание будет уделяться решению таких вопросов, как:

— совершенствование механизмов сотрудничества заинтересованных ведомств государств — членов ШОС и Афганистана в борьбе с трансграничной организованной преступностью, материально-техническое и учебно-методическое содействие компетентным органам государств — членов ШОС и Афганистана в сфере контроля за оборотом наркотиков;

— дальнейшее наращивание взаимодействия между Шанхайской организацией сотрудничества и Организацией Договора о коллективной безопасности в сфере борьбы с наркотиками остается в числе приоритетов совместной деятельности на основе действующего Меморандума о взаимопонимании между Секретариатом ШОС и Секретариатом ОДКБ;

— продолжение усилий с целью расширения роли Международных сил содействия безопасности в Афганистане в сфере борьбы с производством и контрабандой афганских наркотиков;

— государства — члены ШОС и Афганистан будут ужесточать контроль за химическими веществами, используемыми для изготовления наркотиков, готовы прикладывать необходимые усилия с целью противодействия незаконным поставкам прекурсоров в Афганистан, стремиться сотрудничать в этой области с заинтересованными государствами и международными организациями.

В этой сфере ШОС активно сотрудничает не только с региональными структурами постсоветского пространства (ОДКБ), но и с ЕС, так как европейские страны являются странами-получателями наркотических продуктов. В сфере сотрудничества с другими международными организациями ШОС реализует совместные программы по усилению технического обеспечения погранслужб и других спецслужб в целях улучшения их возможностей по выявлению наркоконтрабанды при пересечении общих границ.

Ситуация в Афганистане. Особую озабоченность среди членов ШОС вызывает также ситуация в Афганистане. Динамика развития ситуации в Афганистане с середины июня 2021 года, связанная с активизацией боевых действий движения Талибан против правительственных сил и планомерные захваты новых районов территории подконтрольные властям, и особенно выход на таджикско-афганскую границу вызывает серьезную озабоченность не только стран Центральной Азии, но и всего мирового сообщества. Толчком к новому витку агрессии послужило, как ни странно, то, чего талибы так сильно хотели — вывод войск США из Афганистана. И пока делегации радикального движения на встречах и переговорах уверяют, что хотят мирного диалога, ситуация на местах становится все опаснее. Сводки о столкновениях правительства и талибов поступают практически со всех уголков ИРА. Надо отметить, что в Афганистане наряду с талибами появилась новая дестабилизирующая страну сила — т.н. «Исламское государство», о роли которой в данной активизации говорить пока преждевременно. Преждевременно также говорить об успехах или последствиях данной активизации.

Очевидно, что государства-члены ШОС в ближайшей перспективе должны интенсифицировать процесс принятия решений по линии силовых ведомств стран-участниц ШОС. Хотя с подачи и по желанию Китая все время подчеркивается, что ШОС не является военно-политической структурой. Лишь взаимодействие между ШОС и ОДКБ способно создать механизмы предотвращения и даже нейтрализации угроз с афганского направления. Для этого необходимо налаживание механизмов широкомасштабного сотрудничества между ШОС и ОДКБ, в рамках которого необходимо обратить внимание на следующие факторы:

1. Деятельность структур направлена на решение схожих задач, сфокусированных на обеспечении безопасности, участвующих в них государств;

2. Единое географическое пространство ответственности, из шести стран-участниц ШОС пять входят в ОДКБ, участником ШОС является Китай, а ОДКБ – Белоруссия и Армения;

3. На сегодняшний день ШОС в состоянии эффективно решать вопросы безопасности, из разряда новых угроз.

ШОС, обладая внушительным потенциалом, не является полноценным институтом региональной безопасности, тогда как ОДКБ может взять на себя такую функцию. В отличие от блоковой структуры страны – участники ШОС создали механизм взаимодействия, который предусматривает неприменение силы или угрозы силой, исключает ведение военной деятельности, в том числе при нарушении стабильности в регионе, а целью ОДКБ является — обеспечение коллективной безопасности путем консолидации усилий и ресурсов государств – членов ОДКБ на основе стратегического партнерства и общепризнанных норм и принципов международного права.

Вместе с тем геополитический потенциал ШОС больше, чем у ОДКБ, и шире пространственно. Но механизмов реагирования на новые угрозы и вызовы государствам ШОС явно недостаточно. Такие меры, как заявления генерального секретаря, созыв внеочередного заседания совета министров или секретарей советов безопасности ШОС, направление миссий ШОС для ознакомления с обстановкой на месте, не могут считаться адекватными в условиях нарастающих военных угроз.

Российский исследователь С.Лузянин считает, что “в качестве первоочередной задачи участникам ШОС следует, видимо, усилить правовую базу военного сотрудничества” [Лузянин, С.Г. Шанхайская организация сотрудничества: модель 2014–2015: рабочая тетр. № 21/2015  [С.Г. Лузянин (рук.) и др.]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2015. – –С.11.]. Это могут быть договоры о взаимопомощи, которые гарантируют неприкосновенность границ, оказание силовой поддержки в случае военной угрозы. Эти договоренности будут давать гарантии безопасности странам Центрально-Азиатского региона, а также станут своеобразной «страховочной мерой» перед надвигающейся внешней угрозой всему пространству ШОС.

Также предлагается принимать и военные меры, направленные на более полную реализацию уставных документов этой организации. Очевидно, что необходимо создание в рамках ШОС механизмов многостороннего военного сотрудничества по всему спектру центральноазиатских проблем безопасности и обороны. Организация должна обладать способностью не только к осуществлению превентивных мер, но и к проведению как минимум всего спектра миротворческих операций (по поддержанию мира, принуждению к миру и др. в соответствии с Уставом ООН).

Конечно, не обязательно создавать постояннодействующие миротворческие контингенты, достаточно использовать военный потенциал стран для купирования и решения проблем в военной сфере. Для этого, конечно же необходимо разработка нормативно-правового фундамента и более того создание специализированной структуры по координации сотрудничества в военной сфере. Считаем, что одного Совещание министров обороны (проведено 14 встреч за 20 лет), Совещание министров внутренних дел и общественной безопасности (проведено всего 3 встречи) недостаточно.

***

Отражение всех аспектов темы и достигнутых результатов исследования по стратегии ШОС в сфере формированию и укреплению стабильности в Центральной Азии, в рамках одного доклада не представляется возможным, и скорее всего полный текст будет опубликован в виде научной статьи. Но тем не менее, хотелось бы озвучить ряд выводов проведенного исследования.

Прежде всего, уверенно можно констатировать, что в современной системе международных отношений ШОС занимает важное место и является одним из значимых элементов обеспечения региональной стабильности не только в глобальном масштабе, но прежде всего Центральной Азии. Если ОДКБ призвана решать проблемы в сфере традиционных угроз, то ШОС наряду с противодействию современным угрозам угрозам преследует цель — укрепление между государствами-участниками взаимного доверия, дружбы и добрососедства; поощрение эффективного сотрудничества между ними в политической, торгово-экономической, научно-технической, культурной, образовательной, энергетической, транспортной, экологической и других областях; совместные усилия по поддержанию и обеспечению мира, безопасности и стабильности в регионе, построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка.

В целом стратегия ШОС по укреплению стабильности в Ценральной Азии предполагает с одной стороны активизацию внутрирегионального сотрудничества между государствами региона друг с другом и другими участниками организации, с другой повышения потенциала самой организации, особенно в сфере военного сотрудничества перед лицом угроз на южных рубежах СНГ. Данная стратегия включает прежде всего:

В сфере внутрирегионального сотрудничества:

— удержание стабильного политического положения и решение межгосударственных проблем путем диалога и взаимного доверия;

— создание межгосударственных комиссий и рабочих групп, направленных на разрешение имеющихся межгосударственных проблем и выбор курса на политику взаимного доверия и признания взаимных интересов;

— активное участие в работе региональных организаций и использование их потенциала для обеспечения безопасности, и развития.

В сфере укрепления потенциала ШОС в сфере укрепления региональной стабильности:

— обеспечение выполнения принятых решений в сфере достижения целей, поставленных перед Организацией;

— создание специализированного органа для координации мер в военной сфере;

— совершенствование военно-политической структуры организации;

Как известно, В 2007 году в Душанбе был подписан Меморандум между Секретариатом ШОС и Секретариатом ОДКБ, в рамках которого, с учетом своей компетенции, они будут поддерживать сотрудничество в следующих областях:

«- Обеспечение региональной и международной безопасности и стабильности;

— Противодействие терроризму;

— Борьба с незаконным оборотом наркотиков;

— Пресечение незаконного оборота оружия;

-Противодействие организованной транснациональной преступности;

— По другим направлениям, представляющим взаимный интерес».

Проведенный анализ деятельности организации, а также военно-политической ситуации в регионе позволяют рекомендовать подписание Меморандума о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия между РАТС ШОС, АТЦ СНГ и Секретариатом ОДКБ [Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия между РАТС ШОС, АТЦ СНГ и Секретариатом ОДКБ. [электронный ресурс]. URL: https://antiterror.odkb-csto.org/int_organizations/RATS%20SHOS-ATC%20SNG-CSTO/memorandum/ (дата обращения: 21.06.21)], и особенно создание постоянно действующей эксперной группы.